Внимание! Вы находитесь на старой версии сайта. Новая версия доступна по адресу https://ombudsmanbiz.75.ru/

Пороки уголовного закона и правоприменительной практики: уголовное преследование как системная проблема бизнеса

10 Августа 2016 г

11 июля 2016 года в Иркутске прошло межрегиональное совещание Уполномоченных по защите прав предпринимателей. Бизнес-омбудсмен Виктория Бессонова представила доклад о проблеме уголовного преследования предпринимателей.

Доклад бизнес-омбудсмена Забайкалья Виктории Бессоновой «Уголовное преследование как системная проблема бизнеса» затронул одну из наиболее острых проблем, с которой сталкиваются забайкальские предприниматели. Только за последнее время в адрес Уполномоченного поступило 4 обращения о незаконном уголовном преследовании. 3 из них – по ст.159 УК. Виктория Бессонова отметила, что за последние годы ситуация в целом в стране с уголовным преследованием предпринимателей только усугубилась. Число уголовных дел «по предпринимательским статьям» в 2015 г. приближается к пиковым значениям 2010 г. И, конечно, это не дает поводов для оптимизма. Тогда было возбуждено 287 тыс. уголовных дел, а за 2015 год – 234 тыс. По печально известной ст.159 УК РФ количество возбужденных дел увеличилось на 20%. Выросло количество содержащихся в СИЗО предпринимателей.

При этом количество дел, дошедших до суда, как раз не возросло, число осужденных лиц уменьшилось по сравнению с 2014 годом на 1,5 тыс. – с 36 389 до 34 903. Выходит, тенденция, когда до суда доходит минимальный процент возбужденных против предпринимателей дел, прогрессирует. «Попрессовали, обобрали и отпустили», - так охарактеризовал ситуацию Владимир Путин в послании Федеральному Собранию в декабре 2015 года. О наличии серьезных проблем в этой сфере свидетельствует и то, что Президент России по результатам Петербургского экономического форума поручил усилить ответственность силовиков за необоснованное преследование бизнеса. Речь идет, в том числе, и об уголовной ответственности правоохранителей. Владимир Путин потребовал от Генпрокуратуры, Следственного комитета, МВД и ФСБ постоянно следить за ситуацией на местах.

Фото: официальный сайт Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Иркутской области Алексея МоскаленкоВиктория Бессонова обратила особое внимание на заключение предпринимателей под стражу во время следствия. Хотя в том же декабрьском послании Президент подчеркнул, что по экономическим составам помещение под стражу нужно использовать как крайнюю меру, а применять залог, подписку о невыезде, домашний арест. Заключение предпринимателя под стражу на время следствия неизбежно влечет за собой разорение предприятия и потерю бизнеса. Так у 24% бизнесменов, подвергшихся уголовному преследованию, бизнес был разрушен частично, а у 67,4% – полностью. Подобная ситуация складывается сейчас и у директора ООО «Востокавтосервис», бывшего директора ОАО «88 ЦАРЗ» Андрея Яковлева, обращением которого бизнес-омбудсмен Забайкалья занимается с конца 2015 года.

С ноября 2015 г. Андрей Яковлев заключен под стражу по подозрению в совершении ряда экономических преступлений. По его ходатайству 28 июня в суде I инстанции Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Забайкальском крае была допущена судом в качестве защитника при рассмотрении вопроса о продлении меры пресечения для предпринимателя. Тем не менее, по итогам 2-х часового заседания суд принял решение продлить арест. В ответ на это бизнес-омбудсмен Забайкалья подала апелляционную жалобу. Однако апелляционная инстанция не разрешила Виктории Бессоновой участвовать в судебном заседании в качестве защитника. Как видно, это решение расходится с позицией суда I инстанции, который допустил Уполномоченного по защите прав предпринимателя к участию в судебном процессе. Отказ Восточно-сибирского окружного военного суда, скорее всего, стал первым случаем в России, когда Уполномоченного по защите прав предпринимателей не допустили к участию в судебном процессе в качестве иного защитника в суде II инстанции при наличии постановления о допуске суда I инстанции.

«Я не берусь судить о виновности или невиновности предпринимателя. Для объективной оценки материалов мы и обратились в межрегиональный, а также в федеральный ЦОП.  Но я считаю, что были достаточные основания применить более мягкую меру, например, домашний арест. Могу предположить, что помещение бизнесмена под стражу было не крайней мерой, а наиболее действенной с точки зрения правоохранительных органов» - пояснила Виктория Бессонова свою позицию.

Мнение Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Забайкальском крае о том, что заключение бизнесменов под стражу нужно применять только в исключительных случаях, как крайнюю меру, поддержал Уполномоченный в Республике Бурятия Анатолий Дашиев. Он отметил: «К сожалению, действующее законодательство не позволяет уполномоченному быть полноценным участником уголовного процесса. Единственным инструментом для нас сегодня остаются обращения в прокуратуру с просьбами о проверке фактов нарушения прав предпринимателей в ходе доследственных проверок и расследования возбужденных уголовных дел. Поэтому здесь для нас важен любой опыт, в том числе практика общественных процедур ЦОП «Бизнес против коррупции». В этой связи были бы полезны распространение и популяризация этих практик».Фото: официальный сайт Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Иркутской области Алексея Москаленко

В своем докладе Виктория Бессонова отметила факторы, способствующие излишнему уголовно-правовому давлению на бизнес.

Во-первых, предпринимательская деятельность предполагает, как правило, участие в ней как минимум 2 лиц. А следствие и суд квалифицируют это как «группу лиц по предварительному сговору» или «организованную группу», что автоматически влечет ужесточение ответственности.

Во-вторых, отсутствует единообразие применения уголовного закона в части толкования понятия «предпринимательская деятельность». Таким образом, за одно и то же деяние назначаются разные наказания.

В связи с этим, для защиты предпринимателей стоят следующие задачи: устранение возможности решения хозяйственного спора уголовно-правовыми методами, реализация принципа «за экономическое преступление – экономическое наказание», а также снижение репрессивности уголовного законодательства в предпринимательской сфере.

Для решения этих задач аппарат федерального бизнес-омбудсмена предлагает предоставить прокуратуре полномочия возбуждать уголовные дела за заведомо незаконное уголовное преследование по экономическим статьям. Кроме того, прозвучало предложение внести изменения в законодательство: уточнить в УПК формулировку понятия «преступление, совершенное в сфере предпринимательской деятельности», добавить новую отдельную главу УПК «Особенности производства по уголовным делам в сфере экономической деятельности», которая должна предусматривать возбуждение уголовных дел в отношении предпринимателей только с санкции прокурора. Также предлагается исключить из статьи 108 УПК, запрещающей заключать под стражу предпринимателей при обвинении по статьям 159-159.6, 160, 165 УК РФ (мошенничество, присвоение или растрата, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием), оговорку «если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности». Из-за этих слов запрет очень часто игнорируется.

Региональным Уполномоченным Виктория Бессонова предложила запросить у правоохрательных органов информацию о количестве возбужденных дел по экономическим статьям за 2013, 2014, 2015 годы, мере пресечения, срокам предварительного следствия и принятых решениях по данным делам. Такая статистика позволит изучить данную проблему на уровне Сибирского федерального округа с более широкой репрезентативностью и глубоким анализом фактов.

Так, например, прокуратурой Забайкальского края во исполнение решения межведомственной рабочей группы по защите прав субъектов предпринимательской деятельности проведен анализ практики прекращения уголовного преследования участников предпринимательской деятельности по уголовным делам о преступлениях в сфере экономики в 2015 году. Следователями и дознавателями прекращено расследование 152 экономических преступлений, из них 57 по реабилитирующим основаниям. По результатам расследования прекращено 46 уголовных дел об экономических преступлениях, в рамках которых осуществлялось уголовное преследование предпринимателей, в том числе 16 - по реабилитирующим основаниям.